Архив

Monthly Archives: Январь 2013

На сегодняшний день самый пожалуй креативный кандидат в президенты Армении Андреас Гукасян, который с начала предвыборной гонки заявил о голодовке, выступил с новой инициатовой. Теперь он  предоставил выделенное ему бесплатное эфирное время общественности Пресс-служба Гукасяна уверяет, что этим временем  уже пользуются граждане.

Он также предоставляет выделенные ему на бесплатной основе залы гражданам с тем, чтобы люди могли организовать обсуждения на тему выхода из сложившегося положения.

К какому результату приведут все эти инициативы данного кандидата пока неизвестно. Конечно, вряд ли какие-то глобальные изменения гукасян привнесет в общество и внутреннюю политику, и вряд ли заработает большинство голосов избирателей,  а вот проблемы со здоровьем он точно заработает. Хочется спросить, а стоит ли игра свеч?

Интересная статья про армяно-грузинские экономические связи. Ни для кого не секрет, что большого выбора среди соседей, тем более дружественных,  у нас нет, вот и приходится развивать экономические отношения с Грузией, причем пожалуй всегда на выгодных основаниях именно для грузинской стороны. Ведь большая часть импорта и экономического сообщения Армении с внешним миром происходит через Грузию и она очень выгодно этим пользуется

*****

После ереванского визита премьер-министра Грузии Бидзины Иванишвили армяно-грузинские экономические связи еще более укрепятся, имея в виду, что пока они не находятся на особо высоком уровне. Согласно данным Национальной статистической службы Армении, товарооборот между Арменией и Грузией в 2012 г. (11 месяцев) составил примерно $115 млн, что составляет 2,2% внешнего товарооборота Армении. Грузия является одной из немногочисленных стран, с которыми Армения имеет баланс позитивный торговли в размере около $35 млн.

Характерно, что в структуре экспорта из Армении в Грузию на первом месте находятся бутылки (стеклянные тара). Согласно таможенной статистике, за 9 месяцев 2012 г. из Армении в Грузию было экспортировано около 42,5 млн. бутылок на сумму $7,3 млн. На втором месте цемент: мы экспортировали около 88 тыс. тонн цемента на сумму $6,2 млн. Причем экспорт цемента вырос примерно на 20%. И, наконец, на третьем месте упаковочные материалы на сумму примерно $4 млн.

В структуре импорта из Грузии в Армению на первом месте находится полуобработанная древесина – за 9 месяцев в 2012 г. на сумму $4 млн. Причем эта статья впервые в таможенной статистике получила значимую роль в 2012 г. Как ни удивительно, мы импортируем из Грузии также электроэнергию, и в 2012 г. импортировали 85 млн. квт в час в размере $3,4 млн. Причем, в сравнении с предыдущим годом, импорт электроэнергии почти наполовину сократился. Вероятно, в течение летних месяцев, когда в Грузии был излишек электроэнергии, Армения помогла разрядить грузинскую систему энергии. И, наконец, Армения импортирует из Грузии большое количество лома черного металла, в 2012 г. — в размере $2,7 млн., хотя, в сравнении с предыдущим годом, импорт лома сократился примерно в три раза.

Отметим, что Грузия в Армению импортирует также турецкие товары. Армянским потребителям хорошо известны автомобильные рынки Рустави и Тбилиси.

Большой десантный корабль Черноморского флота России «Саратов» прошел проливную зону и взял курс на восточное Средиземноморье.

Он направляется в пункт материально-технического обеспечения ВМФ РФ, который расположен в сирийском порту Тартус.

Некоторые подробности пояснил агентству источник в военно-дипломатических кругах.

«В понедельник «Саратов» принял на борт несколько единиц боевой техники и подразделения спецназа. В среду корабль благополучно преодолел проливы Босфор и Дарданеллы и сегодня вышел на оперативный простор в Эгейское море», — сообщил военный чиновник.

По его словам, в пятницу корабль должен встретиться с отрядом боевых кораблей Черноморского флота, выполняющим боевые задачи в Средиземном море.

«На следующей неделе «Саратов» зайдет в сирийский порт Тартус, где располагается пункт материально-технического обеспечения ВМФ России», — уточнил собеседник агентства.

Напомним, российские военные корабли и раньше неоднократно заходили в порт Тартуса, где с 1971 года располагается российская военно-морская база технического обеспечения.

В Азербайджане в надежде повысить рейтинг страны и вернуть, хотя бы частично, утраченный имидж, приступили к реализации новой пиар-акции. Девизом этой акции мог бы стать слоган «Карабахцы, готовы ли вы продаться?». В более корректном виде – речь идет о вероятности возмещения вкладов в банках СССР тем гражданам Нагорно-Карабахской Республики армянской национальности, которые обратятся за получением…гражданства Азербайджана.

«Граждане Азербайджанской Республики армянской национальности, проживающие на оккупированных территориях нашей страны, также имеют право подать документы на получение советских вкладов. Для этого им необходимо подтвердить свое гражданство через нотариальную контору других государств или в соответствующих ведомствах нашей страны. Они могут получить компенсации либо в банках нашей страны, либо соответствующим перечислением на счет иностранных банков», — заявил «Эхо» депутат парламента Айдын Мирзазаде.

В свою очередь, председатель НПО «Поддержка развитию связей с общественностью», директор Центра истории Кавказа при Институте общественно-политических исследований «Azer-Globe» Шелале Гасанова заявила, что пиар является действенным при правильно организованной медиа-тактике и медиа-стратегии: «Если наша страна технологически правильно сможет преподнести информацию о том, что Азербайджан обеспечит выплаты по советским вкладам тем армянам, которые подтвердят азербайджанское гражданство, тогда это сыграет на руку нашей стране. В очередной раз мир увидит толерантность нашего народа и опровергнет армянскую ложь о том, что в нашей стране к ним плохо относились. Однако это следует строить так, чтобы данное сообщение сразу дошло до адресата и референтных лиц на Западе, которые принимают определенные политические решения».

Чистосердечное признание Шелале-ханум об истинных причинах азербайджанской «толерантности» и «терпимости» достойно всяческих похвал. Однако ни один такой пиар не исправит урон, нанесенный Азербайджаном самому себе помилованием убийц, не говоря уже о том, что ни один армянин не «купится» на подобную инициативу. Азербайджанскому пиар-деятелю, будь она последовательна, пришлось бы также напомнить Западу об армянских погромах, убийствах и резне, сотнях тысячах беженцев из Азербайджана.

Когда люди недовольны ситуацией в стране, они либо борются,  чтобы эту ситуацию изменить, либо  покидают страну.  Об этом на своей страничке в Facebook  написал экс-глава МИД Армении, член партии «Процветающая Армения» Вардан Осканян.  В частности Осканян отметил:

«В декабре в возрасте 97 лет скончался Альберт Хиршман, известный своей книгой «Выход, голос и верность», опубликованной в 1970 году.

Теория Хиршмана заключается в том, что, когда наблюдается ухудшение ситуации,  люди реагируют либо отводя взгляд и уходя, либо поднимая проблемы и борясь во имя их преодоления.  В данном случае большую роль играет фактор верности.

Согласно Хиршману, этот подход в равной степени приемлем и в сфере потребления,  и в крупных и малых организациях, и в особенности в государствах.  Если потребитель недоволен качеством товаров или услуг, он либо купит иной товар, либо воспользуется иной услугой. Если же он является верным потребителем конкретного товара, то он начнет жаловаться, чтобы изменить ситуацию к лучшему.

Если в какой-либо компании сотрудники чувствуют ухудшение ситуации или атмосферы, они либо увольняются, либо жалуются руководству и пытаются изменить ситуацию.

Также и в случае если люди недовольны ситуацией в стране, они либо борются, чтобы изменить ее, либо покидают страну. Те же, кто не имеют подобной возможности, демонстрируют полное безразличие к процессам, протекающим в стране.

С учетом создавшейся в стране ситуации, темпов эмиграции и предвыборной ситуации, теория Хиршмана весьма актуальна для нас».

На запись Осканяна в социальной сети оперативно отреагировал другой большой любитель Facebook министр образования и науки Армении  Армен Ашотян. Не удержавшись от свойственных ему язвительных замечаний, Ашотян задался вопросом, какой из указанных вариантов изберет сам Осканян.

 

На одной из Ваших последних пресс-конференций, Вы отметили,  что предстоящие выборы чреваты событиями, перед которыми трагедия 1 марта 2008 года покажется  «цветочком». С учетом сложившихся реалий насколько, по Вашим оценкам, возможны подобные развития событий, и по какому сценарию будут развиваться поствыборные процессы?

Что касается озвученного мною ранее прогноза, то он касался скорее развитий в случае участия известной структуры, действовавшей при поддержки России. То есть тут я имею ввиду в первую очередь участие партии «Процветающая Армения» или Армянского национального конгресса. Отсутствие этих структур эту постановку вопроса   практически снимает, по крайней мере в той форме, которая существовала на тот момент.   Что касается, поствыборной ситуации в свете сложившихся тенденций, то интересные моменты складываются со стороны гражданского общества – формируются принципы некоего будущего общественного давления, и больше остальных кандидатов эти принципы озвучивает  Андреас Гукасян. Я считаю, что неожиданные ракурсы могут возникнуть именно вокруг этого. В остальном, наблюдается определенное снижение остроты выборов в свете неожиданной позиции России.

Под формулировкой «неожиданная позиция России» Вы имеете ввиду полное отсутствие какой-либо активности?

Фактически, да. Сегодня, ввиду отсутствия участия указанных мной структур, активность России в электоральных процессах в Армении практически равна нулю и тут существует два возможных объяснения подобной позиции.

Первая возможная причина заключается в том, что   у России, как всегда, завышенные и мало согласующиеся с действительностью оценки степени управляемости процессами в Армении, которые не рассматриваются в связке с конкретными лицами и  структурами. Подобный элемент самоуверенности и самоуспокоенности в политической культуре России всегда присутствует. Именно исходя из подобных оценок, обычно создаются большие трудности, которые впоследствии мужественно преодолеваются. Пассивность России в Армении связана с завышенными оценками собственных возможностей в республики, однако тем самым Москва обнуляет свою политическую базу в республике. Хотя опять-таки повторюсь, сама Россия подобной точки зрения не придерживается, им кажется, что они все очень хорошо продумали и придумали, что создали систему договоренностей, позволяющую им быть уверенными в том, что у них тут все схвачено. Я лично крайне сомневаюсь в реалистичности данной оценки. И если они поймут, что ошиблись, то это выльется для нас в громадные проблемы, потому что все свои ошибки    они будут спихивать на нас.

Второй возможной причиной данной ситуации могла стать продажность российских политических аналитических элит. Крайняя степень продажности, в свете которой в очередной раз сдаются позиции России. И это тоже для нас чревато, поскольку в республике нарушается баланс сил, и в итоге баланс будет восстанавливаться, точнее попытки восстановления баланса будут проводится крайне болезненными методами. Но это уже будет мало  связано с реальными внутренними процессами.

Возможно ли, что подобная позиция России была следствием договоренности о последующем членстве Армении в создаваемом Евразийском союзе?

Я это в принципе отметил. Я говорил о том, что договоренности обязательно должны присутствовать. Но суть в том, что Россия всегда завышено оценивает эти формальные договоренности и моменты, не говоря уже о неформальных – присутствие пограничников, войск, участие в экономической инфраструктуре. В реальности  все эти позиции обнуляются в считанные секунды, если возникает геополитическая необходимость. Сейчас они сдают принципиальные политические позиции, тем самым после президентских выборов  их позиции обнуляются сразу после президентских выборов в Армении. В этих условиях, при наличии какого-либо внешнего диктата в отношении республики, он будет решаться не в Ереване и не в Москве, а в Лондоне и Вашингтоне. Как там решат, так и будет.  Именно там будут решать подставлять республику или нет, идти на конфронтацию или нет.

Исходя из сказанного Вами выходит, что фактически в любом случае нам следует ожидать каких-то негативных процессов. В какой форме этого следует ожидать на Ваш взгляд? Это будут какие-то внутренние волнения или же давления по внешнеполитическим вопросам, касающихся Армении?

Может быть и то и другое, но скорее определенные шаги будут предприняты по внутриполитическим процессам.  Дело  в том, что внутренне Армения крайне ущербна. Наши властвующие элиты, которые в последние годы постоянно выступают в самодовольством известной птицы, заявляя что все у них схвачено и все у них великолепно, но при этом в реальности внутренняя ситуация крайне уязвима. Любая внешняя попытка вмешательства найдет благодатную почву, потому что общество крайней удручено, крайне недовольно — находится в состоянии, которое делает возможным  его участие в любых радикальных действиях. Все это делает внутреннюю ситуацию ахиллесовой пятой республики. То есть для того чтобы дестабилизировать ситуацию нужно очень мало воображения, очень мало ресурсов.

Возвращаясь к теме предстоящих выборов. Из всех потенциальных кандидатов в президенты в ходе нашей сегодняшней беседы Вы выделили одного – Андреаса Гукасяна. Как и многие, так и Вы, в свое время скептически отзывались о предстоящих выборах. Насколько в подобных условиях целесообразно участие в выборах и насколько это участие способствует легитимизации  переизбрания действующей власти?

Подобный вопрос стоит скорее в отношении политических тяжеловесов – Раффи Ованнисян, Паруйр Айрикян, Грант Багратян – люди с политическим прошлым. В их отношении  встает вопрос о том, почему они принимают участие, насколько это участие целесообразно. Безусловно, Грант Багратян затрагивает очень интересные политические, экономические и социальные вопросы. Собственно подобные наработки есть и у Паруйра Айрикяна. Но насколько это все целесообразно проводить в рамках этих выборов, если это не будет приводить к реальным процессам. Андреас Гукасян тут выделается желанием инициировать реальный гражданский процесс. А вот у других это отсутствует. Смысл участия в подобных выборах заключается не в том, чтобы излагать какие-то позиции, а в том, чтобы инициировать реальный общественный процесс, который по сути также является и политическим, поскольку широкий общественный процесс так или иначе несет политическую нагрузку.

То есть, что конкретно дает участие Андреаса Гукасяна?

Все то, что я наблюдаю в его действиях и заявлениях, свидетельствует именно о том, что он пытается инициировать этот процесс. То есть инициировать крайнюю электризацию гражданского общества, граждан республики,  каскад выводов, которые если и не приведут к широким общественным процессам, то по крайней мере обеспечат важные постановки вопросов в виде конкретных общественных действий. А у Багратяна или Айрикяна именно теоретические постановки вопросов – то есть какой вопрос и как надо решать.

То есть для Гукасяна это своего рода возможность взять трибуну и повести общественность по какому-то пути?

Я отмечаю момент, что  Гукасян вызывает реальный процесс, чтобы люди что-то делали, а остальные реального процесса вызывать не могут. Они лишь выдвигают идеи, как решить тот или иной вопрос. И целесообразность такого участия и подхода под вопросом.

В марте  в Баку планируется проведение совместных азербайджано-турецких военных учений. От Азербайджана в учениях примет участие один мотострелковый батальон, от Турции  – одна рота. Немного.

Тем не менее, по оценке  турецкой  газеты  Milliyet, эти учения   являются «важнейшим элементом  двусторонних отношений».  Не будем  забывать  о том, что  между Баку и Анкарой  существует Договор о стратегическом партнерстве и взаимопомощи.  Во второй главе этого документа  указывается,  что «если одна из сторон договора подвергается военной агрессии, то другая страна обязательно должна оказывать содействие, вплоть до предоставления вооружения». Поэтому вопрос о целях  ставших регулярными  военных  учений,  об  общих угрозах  для   Азербайджана и Турции, оказавшихся, по выражению другой турецкой газеты Star,  «в  ситуации  сообщающихся сосудов на  Большом Ближнем  Востоке», приобретает  особый смысл.

«Турция всегда была и будет рядом с Азербайджаном,  — многозначительно заявил   посол Турции в Азербайджане Исмаил Алпер  Джошгун. —   Главное, что на это есть воля народов двух стран. Она опирается на исторические корни. Монумент, возвышающийся в Азербайджане в память о турецких  шехидах,  является очевидным этому подтверждением. Как говорил Ататюрк, мы будем рядом с Азербайджаном и в горе, и в радости».

Действительно,  в 20-годах прошлого века  Кемаль Ататюрк и Азербайджан  оказались рядом и вместе.  Именно тогда  один из  идеологов  армянской партии «Дашнакцутюн» профессор Адонц описал  в  московских газетах  «формулу» наркомнаца РСФСР Иосифа Сталина: добиться  качественного изменения  ситуации в  Азербайджане  можно только через  Анкару. Москва вступила в альянс с новыми турецкими политическими силами, возглавляемыми Мустафой Кемалем,  в результате  чего  весной 1920 года  в Баку был бескровно  совершен большевистский  переворот.  «Войска Азербайджана целиком переходили на нашу сторону, — докладывали  в  конце апреля 1920-го года Москву Орджоникидзе и Киров. — Активную роль в пользу революции в Баку сыграли турецкие аскеры и офицеры, отряд которых пресек правительству возможность бежать из Баку».

Не случайным  было и то, что накануне вступления Красной Армии в Баку в ночь с 22 на 23 марта 1920 года в Нагорном Карабахе вспыхнуло вооруженное восстание, на подавление которого  были брошены основные силы  азербайджанской армии.  Так что в этом смысле слова турецкого посла Джошгуна —  «политическая воля Турции, проявляемая в отношении Азербайджана» —  с использованием исторических примеров, выглядят  интригующе.

На днях, выступая на 5-й конференции чрезвычайных и полномочных послов страны, премьер-министр Турции Реджеп Тайип  Эрдоган  заявил, что  «не исключает вероятность войны», и  подтвердил готовность  «без каких-либо колебаний  встать на защиту отечества, если над ним нависнет угроза». Почти те же слова произносил и Мустафа Кемаль  22 июня 1919 года в Амасье, где  он обнародовал циркуляр (Amasya Genelgesi), который гласил, что «независимость страны находится под угрозой». Тогда Анкара под угрозой имела в виду Запад,  и вступила  в альянс с Москвой, пожертвовав Баку. И вот теперь, когда  в  2014 году в Турции должны  пройти  первые прямые выборы президента страны, и   когда  Эрдоган не скрывает своих намерений  занять этот пост, он стал,  подобно Ататюрку,   тоже говорить  об очередных «угрозах» стране.

Откуда они исходят?  Недавно экс-госсекретарь США Кондолиза  Райс  в статье в  The Washington Post  предупредила, что  на Ближнем Востоке «наступает  финальный акт драмы —  распад государств в их нынешнем виде». По ее словам,  «ближневосточные государства — искусственные образования, чьи границы были наспех нарисованы британцами и французами без учета национальных и конфессиональных нюансов». Это — апелляция  опять-таки к 20-ым годам прошлого века.  «Конфликт в Сирии,  – считает Райс, — является  сейчас главным очагом  напряженности, создающем   сложную и опасную региональную паутину разрушительных альянсов по самым разным  признакам». Более того,  по мнению  Райс, «гражданская война  еще не привела к свержению Асада, но укрепила  «самые ужасные силы» —  «Аль-Каиду». Если раньше главным центром «Аль-Каиды»  называли Афганистан и Пакистан, то теперь  эти силы уже действуют  на территории Турции и в части сопредельных стран. Все идет к тому, что  вот-вот сработает эффект домино, который  приведет  к краху нефтяных монархий — союзников Турции —   а  исламисты получат контроль над ближневосточной нефтью и путями ее  транспортировки. И не только это. Стал активно действовать и курдский актор.  В этой связи часть израильских экспертов предполагают, что  им удастся  через курдов «лишить   возможности  исламистов тратить свои ресурсы на попытки уничтожение еврейского государства». Это — напрямую угрожает территориальной целостности Турции.

Сложная  внешнеполитическая обстановка, в которой оказалась эта страна,   стимулирует определенные процессы трансформации и в ее  внутренней политике. На днях по делу о военном перевороте 1997 года был арестован, допрошен, а затем отпущен  на свободу  бывший начальник генерального штаба вооруженных сил Турции генерал Исмаил Хакки  Карадайы. Сторонники  Эрдогана  уверяют, что нынешнего премьер-министра генералы пыталась сместить  дважды — в 2004 и 2008 годах.  Но в отношении Карадайы   в глаза бросается  одна важная особенность: в Турции военный переворот 1997 года называют «постмодернистским» —  в нем не принимали участия солдаты. В феврале 1997 года  удар по Эрбакану и его партии  нанес президент Турции Сулейман Демирель, который обратился в Генеральный штаб Вооруженных сил  страны  с официальным письмом, в котором охарактеризовал деятельность правительства «как несущую угрозу светскому строю и стабильности в стране».  Может ли  повторить подобную комбинацию в отношении Эрдогана  нынешний президент Абдулла Гюль?

Во всяком случае , в турецких СМИ участились публикации о  противоречиях, возникших в тандеме  Гюль- Эрдоган. «Проблема в положении Гюля и его политической карьере, – отмечает газета Milliyet.  – Он хочет и дальше оставаться на президентском посту. А нам хорошо известно, что в президенты метит премьер». Нельзя исключать, что Эрдоган,  в результате потрясений, связанных с «арабской весной»,  непродуманной вовлеченностью в сирийский кризис, начинает терять  контроль над ситуацией, а военные  все больше приобретают  утраченную ранее поддержку «внешних, но заинтересованных  и влиятельных  западных сил». По словам Milliyet,  Эрдоган добивается поддержки националистов путем «ужесточения курса» по ряду ключевых вопросов, в частности, по курдскому вопросу,  но  при этом  «создает политический вакуум, который тонко заполняет Гюль».

В ответ Эрдоган может сыграть «по — крупному»:  активизировать  альянс с Владимиром Путиным, который  считает  турецкого премьера  «надежным другом».  Если условно воссоздавать схему 1920-х годов, то  Эрдоган может занять  позицию Ататюрка, Путин — Сталина , а в роли  Энвер-паши, сдавшего  большевикам Баку,  выступит   известный религиозный деятель Турции Фетулла Гюлен.

На начальном этапе  Эрдоган, как некогда Кемаль  с Энвер-пашой, активно развивал связи с сетью Гюлена. Но в последнее время наблюдаются  признаки  напряженности во взаимоотношениях Эрдогана с гюленистами, которых, кстати,  немало в Азербайджане в самых разных государственных структурах.   Так что   по линии Баку-Анкара воссоздается  историческая матрица, и  возрастает вероятность   повторения в регионе «формулы Сталина».

Внешне это находит проявление в том, что с уст представителей  Азербайджана  все чаще   срываются утверждения о том, что они не исключают силового варианта  решения карабахской проблемы. Так директор Центра политических инноваций и технологий Мубариз Ахмедоглу многозначительно заявил, что  «если в Карабахе начнется война, можно изменить и дату выборов президента». В то же время, называя  прекращение деятельности Габалинской РЛС  «успехом  азербайджанской  дипломатии не только 2012 года, но и всех предыдущих десяти лет», он  с  удивлением констатирует: «Если бы Россия была бы заинтересована, то, по крайней мере, продолжила бы диалог с Азербайджаном. За последние несколько месяцев ни один российский представитель не совершил визит в Азербайджан в связи с этой темой и не приглашал уполномоченных Азербайджана в Россию». Это — неправда, ибо, как минимум, буквально накануне решения по Габале в Баку был вице-премьер России Дмитрий Рогозин. Но эта неправда — тоже не случайна.

Экс-госсекретарь США  Райс   назвала ближневосточные государства   искусственными  образованиями, «чьи границы были наспех нарисованы британцами и французами без учета национальных и конфессиональных нюансов». Аналогично  действовал на Кавказе  и Иосиф Сталин, когда   в 1920-е годы  «нарезал»  территории закавказских советских республик. За годы Советской власти  там было осуществлено 47 крупных административно-территориальных, статусных изменений, результатом чего осталось  нерешённость этнического вопроса. Так что  отделение Карабаха от Азербайджана, а Южной  Осетии  и Абхазии от Грузии —  запланированные  еще задолго до развала Советского Союза  стратегические конфликты.

А сейчас   формируется уникальная геополитическая ситуация: два дезинтеграционных процесса —  в Северной Африке и на Ближнем Востоке  и  в Закавказье   — стали  двигаться  навстречу друг  другу.  Остается только вычислить, где будет обозначена точка бифуркации. В 20-х годах прошлого века она  сошлась в Закавказье.

СТАНИСЛАВ ТАРАСО